fbpx

“Спустя час после смерти отца, когда в доме были копы, с его карты через Приват24 перевели 12 тысяч гривен”

171

Когда внезапно умирает или погибает близкий человек, его родные находятся в стрессовом состоянии: все их мысли о том, можно ли было это предотвратить, нет ли их вины в том, что случилось, как жить дальше и что делать в данную минуту… И потому в этот момент они мало обращают внимания на действия окружающих, в том числе, тех, кто по долгу службы или профессиональным обязанностям находится рядом с ними, с телом усопшего, в квартире или доме, где произошло печальное событие. И этой невнимательностью могут воспользоваться и, как показывает практика, пользуются нечистые на руку люди. То есть, в момент, когда в доме находятся посторонние, а у родственников глаза застилают слезы, могут исчезнуть некоторые ценные вещи, документы или деньги. А когда их хватятся спустя несколько дней, уже будет поздно выяснять, как это случилось.

Пусть история, произошедшая в Славянске и закончившаяся относительно благополучно, станет для вас предупреждением на будущее и подсказкой, как следует поступать в подобном случае.

Полицейские бесцеремонно осматривали шкафы

– Мне звонит отец и говорит, что ему плохо. Я приезжаю, застаю его живым, но в тяжелом состоянии. Вызываю “скорую”, но им остается констатировать смерть, – вспоминает “Today.In.Uaу” тот печальный день Богдан Красовский. – Медик вызывает наряд полиции. Это было 9:50 утра. Примерно через полчаса приезжают “копы” из горотдела полиции. Заходят, просят отцовские документы, я иду в его кабинетик, из стола с документами достаю ID-карточку. Полицейские идут в комнату прямо за мной. Настаивают, что к ID-карточке в обязательном порядке нужен вкладыш – такой листочек А4 с пропиской. Объясняю, что если в папке с документами его нет, то, может, потерялся? И они начинают прямо так, “с пристрастием”, искать листочек – в том числе и в шкафу со свитерами, футболками.

 Пытался ли молодой мужчина воспрепятствовать этим действиям? Скорее, был просто удивлен поискам и поглощен случившимся…

-Я уже потом поймал себя на мысли, что они с большим азартом начали искать этот листочек. Но вкладыш так и не нашли, и я предложил вместо него пенсионное удостоверение, которое отец всегда носил в кошельке. Правоохранители при мне же начали проверять его карманы. Нужная бумага не нашлась.

 Затем, еще в присутствии сына упокоившегося, удостоверение поискали в одежном шкафу в другой комнате. И, казалось бы, все шло своим чередом – один из полицейских записывал у молодого человека показания – дату рождения отца, где работал, болел ли какими заболеваниями, как прошли последние минуты его жизни. Расспрашивая все это, правоохранитель уверенно шел к выходу из дома, и – так получилось (?), что далее общались в тенечке в нескольких метрах от дверей. В это время двое полицейских оставались работать близ покойного.

Когда Богдан вернулся в помещение, остававшийся там “коп” ему сообщил: “Нашли мы “лопатник” (для непосвященных – так на блатном жаргоне называют кошелек.Авт.), вот в нем пенсионное”. Были ли у отца там деньги, сын не знает, разглядел несколько мелких купюр. При этом полицейские объяснили ему, что без этого документа ему в морге не выдадут тело отца. У кого смерти близких случаются нечасто, тот вряд ли знает эти тонкости ритуальных процедур.

– Я уже потом позвонил в паспортный стол и уточнил, неужели такая большая проблема, если этого листочка не будет? Мне ответили, что эта бумажка ни на что не влияет. В конце-концов полицейские завершили работу, я поставил, где надо, подписи. Как раз, когда они уходили из дома в 11:16, я звонил заказывать катафалк по номеру, который они же мне дали. И оказалось, этот момент мне потом пригодится. А буквально за 5 минут до этого один молодых сотрудников полиции взял у меня телефон отца записать его контакты.

 “А это зачем?” – такой вопрос возникает у многих, кто знакомится с рассказом Красовского-младшего. По словам Богдана, контакты и звонки регистрируют у тех, кому не исполнилось 60-ти лет, на случай, если возникнет подозрение о насильственной смерти – проверяют, кто человеку звонил, кому он звонил. Владимиру Красовскому было всего 58.

Ну, надо так надо, решил молодой мужчина. Потом были разные хлопоты. И только около 3-х часов дня Богдан снова взял в руки отцовский телефон. Решил проверить его банковский счет, вдруг там есть какой долг, чтобы сразу его оплатить. Тем более, что все финансовые операции за отца осуществлял именно он, потому и пароль его “Привата” знал. Увиденное его ошарашило – в 11:15 со счета отца было снято 12 тысяч гривен и перекинуто на некоего Бугаёва.

 

 

Нет “бумажки” – нет доказательств преступления?

Шокированный Богдан с отцовского же телефона позвонил в “Приватбанк”, заявив, что отец умер, а вскоре после его смерти каким-то образом были перечислены средства незнакомому человеку.

– Прошу отменить эту операцию, потому что она сомнительная. Уточняют: “А, то есть, это не вы тот самый клиент Владимир Федорович? Тогда вы – “третье лицо”, хоть и сын, и мы вам не можем предоставить эту услугу” – ну и далее про банковскую тайну. Сообщили, что я должен обратиться в полицию, они откроют дело и тогда уже полиция может обратиться в банк, чтобы банк дал им данные по транзакции и т.д. И после этого я уже в “Приват” зайти не могу, карточка не работает – все было заблокировано, слава Богу.

 12 украденных тысяч – это половина имевшихся на счете кредитных средств. Почему злоумышленник не снял все деньги – непонятно. Правда, так получилось, что в телефоне сбереглась платежная квитанция. Но обнаружил ее Богдан только вечером. А до того таки обратился в киевскую киберполицию, объяснил ситуацию. Там переадресовали в полицию местную. Разбираться приехал другой наряд полиции и потребовал какую-либо выписку о транзакции, чтобы подтвердить факт пропажи денег.

-А я как-то не сориентировался, сразу не нашел ее, точнее, не знал, что она сохранилась, но и в “Приват” зайти уже не мог. Мне заявили: “Ну вот, нет транзакции – нет факта преступления, такие дела”. То есть, я должен получить выписку в банке, а уже затем писать заявление в полицию.

 Бюрократия – наше всё! В банке человеку, потерявшему отца, заявили, что выписку дадут, но только по предъявлению свидетельства о смерти клиента. А для этого надо идти в ЗАГС, там “воевать”, чтобы ускорить получение. Также нужно предоставить свое свидетельство о рождении в подтверждение родства. То есть, решение вопроса откладывается на несколько дней.

-А я же запомнил фамилию и имя человека, на которого был осуществлен платеж – Илья Бугаёв – и вбил это имя в поиск Гугла, – продолжает рассказ Богдан. – Оказалось, есть человек с такими именем-фамилией в нашем Славянске. Но эти данные с моих слов для правоохранительной структуры оказались несущественными.

 В данном случае Богдану пришлось “воспользоваться служебным положением” и позвонить коллегам-журналистам.

-Попросил их уточнить, есть у нас в городе полицейский с фамилией Бугаёв. Они позвонили в пресс-службу горотдела полиции узнать, есть ли среди личного состава такой человек. Отвечают: “Да вроде нет”. Тогда коллеги пояснили, что во время визита полицейских были сняты деньги с карты моего отца. “Ого!”- удивляются в ответ. И информация пошла на уровень руководства. А через час мне перезванивают вторые полицейские, которые уже готовы, если я приеду, оформить заявление с моих слов. “Получите квитанцию – придете” – объясняют мне.

 Бугаёв “проблем не хочет”

Молодой человек приехал в полицию и в очередной раз рассказал последовательность событий. Это было около 6 часов вечера, а через три часа Богдан обнаружил в телефоне отца ту самую банковскую выписку. И уже на следующий день, после похорон завез ее в отделение полиции.

– Изначально журналистам обещали до обеда предварительно разобраться с инцидентом. Наступает обед и мы с коллегой поняли, что необходимо эту ситуацию предать огласке и я написал в Фейсбуке пост, рассказав о произошедшем. Сразу же отозвались журналисты разных СМИ. А вскоре и хэппи-энд случился – часа через 1,5 после его публикации мне позвонили из полиции и сказали, что у них есть оперативные данные по моему заявлению. Пригласили в отделение.

– Прихожу в отделение, меня заводят в комнату для допросов. Я аж про себя подумал, что сейчас буду не жертвой, а еще на меня что-нибудь “навешают”. Но полицейские сообщают, что пришел “тот самый” Бугаёв, которому “упали” на счет чужие деньги, он “не хочет проблем” и их отдал: вот ваши деньги! Я на них смотрю и деланно удивляюсь: “Серьезно??”.

А мне: “Ну классно ж, вот деньги вашего папы – наличкой”. Спрашиваю: “А к полицейским никаких претензий нет?”. “Так какие полицейские? Это мошенники сняли деньги, – продолжают уверять меня. -Они сейчас могут все делать, им даже телефон и пароль не нужны!”.

Богдан спохватывается – не указал еще один момент: из комнаты отца пропала его записная книжка, в которой были записаны пароли к Гуглу, Привату и прочая конфиденциальная информация.

– Я знаю, что он Приватом не пользовался, я за него платил коммуналку, пополнял счет на телефоне. Полицейские “подсказывают”: “Может, он кому-то сказал пароль?”. Но он его и сам не знал! Разве что дома, при записной книжке, мог бы зайти, но не за его пределами. При этом, записная книжка лежала в комнате на видном месте. В общем, деньги пересчитывают и вручают при понятых, передают мне, и подводят черту: “Ну все, дело закрыто!”.

Пытаюсь выяснить, а как же, все-таки, перекинули деньги. Мне начинают “вешать лапшу на уши” – якобы, через банкоматы, то-сё, где-то карточку вводили… Стоп! Там на квитанции было написано: “Операция совершена через Приват-24”. То есть, кто-то зашел в отцовский аккаунт, ввел номер, ввел пароль, пришла СМСка, он авторизировался, зашел, перекинул деньги… Мне лично в ПриватБанке пояснили, что без телефона в руках это произвести невозможно. А телефон все это время находился в доме, и каких-то 5-10 минут он был в руках полицейского! Я не знаю, что там происходило, может, совпадение, но уж слишком много совпадений!

А в ответ – то же самое: “Ну что мы можем сделать – это ж какие-то мошенники, какую-то новую схему придумали, но вам-то чего беспокоиться теперь – деньги ж вернули?”.

 

С одной стороны, действительно, все “разрулилось”, деньги вернулись. Телевизионщикам, которые на следующий день обратились в полицию за комментарием, ответили кратко, что проводится внутреннее расследование, результаты которого передадут в Госбюро расследований.

– С другой, – подчеркивает собеседник, – если так поступили в нашей ситуации, то не факт, что подобное не случается и с другими. И действительно, среди множества удивленных и возмущенных комментариев под моим постом дважды встречались и сообщения, что у них после приезда полиции с карт снялись деньги.

 Известно, что люди, находящиеся в местах заключения, совершают определенные мошенничества с помощью телефона, но вот это самый Бугаёв не “закрыт”. Но признать правду, видимо, не в интересах нашей полиции…

Мошенники обманывают украинцев, предлагая работу: как работает схема

Комментарии
Loading...