ЕКСКЛЮЗИВ Как в Днепре работает шелтер для переселенцев на базе Украинского общества слепых

Похожие записи

В феврале 2022 в Днепр хлынула волна беженцев. Люди спасались от ракетных и артиллерийских обстрелов. От голода и холода. От неминуемой смерти.

Один из первых шелтеров для вынужденных переселенцев появился в помещении Днепровского учебно-производственного предприятия Украинского общества слепых.

— 25 февраля мне позвонил коллега из Харькова и попросил принять десять человек, — рассказывает директор предприятия Сергей Кит. – Приехали 26. На шести машинах. Одну из них, из Волновахи, запомнил на всю жизнь. Без стекол, вся изрешеченная осколками. Живого места нет. Выходит, водитель на костылях, женщина с грудничком. Потом открывается задняя дверь и из салона выпрыгивают четверо детей и трое взрослых. И тут женщина обращается к мужу: «Вова, а там же еще папа!». Открывают багажник, а в нем 80-летний дедушка.

На следующий день Сергею Васильевичу опять позвонили с просьбой приютить людей. Через день позвонили опять… Беженцев нужно было где-то размещать.

— В такой ситуации нельзя людям отказать! – продолжает рассказ директор. – Поехали на нашу базу отдыха, привезли кровати, постели, печки, кастрюли. Что-то купили, что-то из дома принесли. Первых беженцев поселили в клубе, потом стали селить в производственных помещениях. Со временем одни уехали, другие остались. Кто-то уехал, а после вернулся. Сейчас у нас проживают около 100 человек, которым просто некуда деваться.

В шелтере открыли мини-кухню, баню, и прачечную. Сначала обходились собственными средствами, потом стали помогать волонтеры и благотворительные фонды. Отметим, что здесь некоторые переселенцы не только живут, но и работают.

— Мы выпускаем тротуарную плитку, железнодорожное оборудование для рельсового электротранспорта, — констатирует Сергей Кит. – Работают, преимущественно, люди с инвалидностью,  трудоустраиваем и ВПО.  Трудились у нас около 20 переселенцев.

Но большинство жителей шелтера по состоянию здоровья не могут работать.

Они надолго поселились в Днепре.

Беженцев из Луганска и Северодонецка, Мариуполя и Бахмута тянет домой. В места детства и юности, где даже воздух вкусный, как свежеиспеченный хлеб.  Люди хотят вернуться в дома, которых нет. Разумом они понимают, что это невозможно. Но не душой.

— Приехала из Северодонецка, — рассказывает жительница шелтера Наталья Нестеренко. – Работала там на химкомбинате – сначала на электрокаре, а потом уборщицей. Заработала «вредный стаж» и в 48 лет ушла на пенсию. Думала, отдохну. А тут война. Для нас она началась в 2014-м. Когда обстрелы усилились и от взрывов дом ходил ходуном, было очень страшно. Дочь с сыном прятались в подвале. Да и я неделю там прожила. Поняла, что дальше будет только хуже и  в последней день марта 2022-го с дочерями, внуком, с семьей двоюродной сестры поехали в Днепр. Свою пушистую любимицу Кэти тоже взяла. Куда ж я без нее! Но домой, конечно, тянет. Душа моя там. Жду окончания войны и освобождения моего города.

Подобная история практически у каждого жителя шелтера. О чем бы не рассказывали люди, им невозможности обойтись без двух ключевых слов: война и беда.